Хижина Эмилии де Сакко

, возведенный на развалинах пастушьей хижины, возле рощи, которая издавна принадлежала ее семье, сохранил типичные черты здешних строений, но Эмилия внесла в его стиль изысканность, приобретенную за долгие годы жизни во Франции. Она полностью спроектировала свое жилище, включая и внутреннюю отделку. Ей принадлежала идея оштукатурить каменное строение, а также сохранить некоторые предметы деревенского быта – каменное корыто для стирки и лестницу.


Обстановка помещений говорит о любви хозяйки к дорогому антиквариату в сочетании со стилем кантри, характерным для района Доломитовых Альп в окрестностях Беллуно. На первом этаже находятся гостиная с камином, столовая и кухня, где кирпичная печь является точной копией деревенской печи XIX в. На полках крестьянского буфета той же эпохи разместились ценные фарфоровые тарелки из Лиможа, столь любимые хозяйкой. Французская керамика представлена здесь резным сосудом тонкой работы начала XX в. и белой амфорой на подоконнике, в которой всегда стоят живые цветы. Прямоугольный стол и строгий, элегантный подсвечник создавались по специальному проекту. Для обогрева гостиной в долгие зимние вечера Эмилия оборудовала открытый камин, сложенный из двух блоков итальянского мрамора с металлической отделкой.

На втором этаже шале настенные панели из смолистой сосны и старинные потолочные балки создают ощущение тепла, камерности и близости к природе. Тут разместились спальня хозяйки и ванная комната. В ванной, отделанной деревом и украшенной керамическими вазами из Жьена, стоит поистине уникальный шкаф: в многочисленных ящичках, где крестьяне держали когда-то шелковые коконы, теперь лежат полотенца. «Многие предметы мебели я сама проектировала с учетом нужных размеров, остальные детали интерьера терпеливо искала по антикварным лавкам, – говорит госпожа де Сакко. – Не в силах отказаться от старых традиционных балок я исколесила все окрестные деревни, обшарила все сараи, пока не нашла нужное».

На стенах ее комнаты целая галерея старинных портретов. Массивная кровать красного дерева эпохи Луи-Филиппа великолепно сочетается со старой крестьянской жаровней, ставшей оригинальным декоративным элементом. Еще одна лестница ведет в кабинет-библиотеку и в комнату для гостей. Друзья, в том числе парижские, охотно приезжают сюда навестить Эмилию в ее пасторальном уединении. Вначале многие удивлялись тому, что после «блестящего города» она выбрала столь отдаленный край для жизни на природе. Теперь они сами очарованы красотой этой горной  обители, где самые обыкновенные, некогда принадлежавшие пастухам и крестьянам предметы, символы былого, обретают новую жизнь в гармоничном соседстве с дорогими художественными произведениями – такими, как подлинные китайские вазы, горки и зеркала XIX в.

«Все долгие годы в Париже, – признается Эмилия, – я тосковала по этим пейзажам, этим людям. Несмотря на войну с ее лишениями, у меня сохранились чудесные воспоминания о детстве: столько было тепла и человеческой солидарности. В своем доме я попыталась воссоздать запах хорошего дерева, вернуть ощущение простоты и покоя. Мне помогают красота природы, цветы и небо». В это легко поверить, когда, сидя в ее саду за кованым столиком, вывезенным из какого-то парижского бистро, потягиваешь доброе вино, а шелест листвы вокруг и птичий щебет вторят словам хозяйки!

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий